Военный туризм. Военный музей - Помним своих героев - Для тех, кто был в сапогах... - Форуми (Сторінка 2)

Форуми / Шампань / Для тех, кто был в сапогах... / Помним своих героев

<<<12

Автор Повідомлення

Бадыль

#16 - Ответить/05.03.2012 18:02

 


Подяки: 27 раз

Говорят, что незаменимых людей не бывает так оно и есть. Но к сожалению нас покидают иногда люди уход которых не оставляет ни кого равнодушным. Мы долго не можем поверить в то, что нет этого человека и всем нам долго приходиться привыкать с той мысли, что его нет среди нас.


2 Июля 2011 года скоропостижно ушёл из жизни ветеран боевых действий в Афганистане, инвалид войны 2 группы, "ВОИН" награждённый тремя медалями "ЗА ОТВАГУ" Кисель Владимир Александрович. Володя прожил короткую, но очень яркую жизнь. Своей жизнью, своими делами он в глазах общественности поднял авторитет ВОИНА-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА на самый высокий рубеж. Его жизнь и дела всегда тесно переплетались с районной, городской и областной жизнью УСВА. О нём знают и помнят не только на Украине и странах бывшего СССР, а далеко за пределами нашей родины. Вся его жизнь заслуживает самого глубокого уважения не только среди ветеранов и будет служить примером многим и многим людям.
Кисель В. А. был своим для всех. Пограничники считали, что он их. Мы, армейские, знали что "компот" наш, а "десантура" была уверена, что Кисель только ВДВ. На всех мероприятиях, где появлялся Володя, вокруг него всегда было много ветеранов. Володя служил в Афганистане в 5 Гвардейской Зимовниковской дивизии в 1060 артиллерийском полку, который находился в городе Шинданд провинция Герат. За время прохождения службы в 1-м самоходном дивизионе, который был всегда самым востребованным и боевым Володя принимал самое активное участие в различных боевых операциях, но "он" никогда об этом не хвалился. За него говорили его три медали "ЗА ОТВАВГУ". Однажды мы с ним ехали в машине, и он мне сказал: "Я в "Афгане" честно повоевал и хочу на гражданке, в мирной жизни, быть таким же заслуженным и чего-то добиться". Уверен его гражданская жизнь, его гражданская активность заслуживает самого большого уважения и не чуть не меньше по значимости его боевых заслуг.
Володя всегда был в авангарде тех ветеранов, которые первыми шли на помощь семьям погибших, инвалидам и остро нуждающимся ветеранам. Он думал в первую очередь, как и чем он может помочь людям и только потом о семье и в последнюю очередь о себе. Его личный пример вдохновлял ребят во время дежурств на памятнике воинам-афганцам во время попыток захвата сквера возле станции М "Научная". Каждое мероприятие, которое проводилось Дзержинским районным отделением ХГСВА (в-и) будь то встреча с семьями погибших или мероприятия посвящённые годовщине вывода Советских войск из Афганистана, проводились благодаря финансовой поддержки Володи.
Человек жив пока его помнят. 106 школа города Харькова, в которой учился Кисель. В. А., будет носить его имя. Дзержинское районное отделение ХГСВА (в-и) ведёт активную работу по созданию музея "БОЕВОЙ СЛАВЫ ВОИНОВ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ" который будет носить имя Киселя. В. А.

Краткая биография Киселя В. А.

Кисель Владимир Александрович родился 12 сентября 1965 года в городе Харькове.
В 1982 году закончил среднюю школу № 106 города Харькова. После окончания школы пошёл работать на производственное объединение " Завод им. Малышева" Фрезеровщиком. С Июня 1983 года учился в Харьковском автомобильно-дорожном институте. Кандидат в мастера спорта по ДЗЮ-ДО.
В 1984 году после окончания первого курса, был призван в ряды Советской Армии. С июня по ноябрь проходил учебку в В/Ч 81616 и после окончания был направлен для дальнейшего прохождения службы в ДРА В/Ч П.П. 71205 1060 артиллерийский полк. Где служил в первом самоходном дивизионе, 2-я батарея. За время службы постоянно принимал участие в различных боевых операциях. Был ранен и получил контузию. За выполнение боевого долга Владимир, единственный в Украине, был награждён тремя медалями " За Отвагу". Был уволен в запас в звании сержанта.
В 1986 году вернулся к занятиям в институте. В Октябре 1986 года перевёлся на заочное отделение и пошёл работать в Украинско-восточный Государственный институт инженерно-технических испытаний на должность технического руководителя. С 1993г. по 1996г. работал в Харьковской таможне на должности инспектора.
В последнее время был частным предпринимателем, инвалид войны 2 группы. Принимал активное участие в социальных программах. Активно помогал семьям погибших, инвалидам и ветеранам.
Мать - Кисель Валентина Михайловна 1939г.р.
Жена - Кисель Яна Григорьевна 1969г.р.
Дочь - Кисель Дарья Владимировна 1990г.р.

Михаил Быков - председатель Дзержинского районного отделения ХГСВА (в-и)

Повідомлень: 369 Так оставьте ненужные споры, я себе уже все доказал. Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал!

ШТРАФБАТ

#17 - Ответить/05.03.2012 18:09

 


Подяки: 1 раз

Чеголя слеваВот был пацан и нет пацана. Кисель Володя справа, Сергей Чеголя жывет в Черкассах

Повідомлень: 19 С неба в бой

олег

#18 - Ответить/05.03.2012 21:20

 


Подяки: 25 раз

Вічна пам"ять  Володі!!!!!!!!!

Повідомлень: 1203 Не пили пехота...

Шампань

#19 - Ответить/10.03.2012 08:57

 


Подяки: 12 раз

День за днем и жизнь за жизнью. 1944 год
В том, что эта книга увидела свет, огромная заслуга главной Берегини страны Людмилы Федоровны Кириченко.

 

ББК 63. 3(2)622

Р 69

Н. Романов.

Р 69 День за днем и жизнь за жизнью: в 5т. - Донецк

Руденко С. А., т.4: 1944 год. - 2005. - 208 с.

ISBN 966-8842- 00-6

ISBN 966-8842- 01-4 (т.4)

 

Н. Романов.

День за днем и жизнь за жизнью. 1944 год

Это произведение - в пяти томах. Каждый том - год Великой Отечественной войны.

День за днем и жизнь за жизнью раскрываются перед читателем в рассказах краснолучан. Говоря о своем видении события, дня, минуты, они помогают представить общую картину трагедии, постигшей нашу Землю. Есть в книге и исторические документы,  и письма с фронта,  и свидетельства оккупантов.

Книга особенно полезна людям, которые родились после войны. Тем, кто разминулся со своими отцами, бабушками, дедами.

 

М. Романов.

День за днем і життя за життям. 1944 рік

Це твір - у п'ятьох томах. Кожен том - рік Великої Вітчизняної війни.

День за днем і життя за життям розкриваються перед читачем у розповідях краснолучан. Говорячи про своє бачення події, дня, хвилини, вони допомагають представити загальну картину трагедії, що спіткала нашу Землю. Є в книзі й історичні документи,  і листи з фронту,  і свідчення окупантів.

Книга особливо корисна людям, які народилися після війни. Для тих, хто розминувся зі своїми батьками, бабусями, дідами.

Анатолий Коробкин:

Наступает 1944 год. Идет снег, метет поземка. Холодно. Собрались в одной землянке Беспалов Александр с ординарцем Сергеем, лейтенант Михайлов и еще человек пять. После разошлись по своим окопам и землянкам. Я пошел с Михайловым в свой взвод. Через несколько минут по телефону сообщили, что убиты капитан минбатареи Беспалов и его ординарец Сергей. Их сразила случайная пулеметная очередь, когда шли на свою батарею.

***

Павел Нагорный:

Прошло более двух лет оккупации. И вот уже загремело с востока. Люди на этот "гром" Богу молились. Он радовал, оживляя, обнадеживая. Освободив Кировоград, наши войска пошли дальше, но у села Б. Выски столкнулись с бронетанковой армадой немцев. Произошел жестокий бой. За селом, на поле боя, остались лежать сотни погибших и десятки наших и вражеских подбитых танков. На несколько месяцев установилась линия фронта.

Немцы прямо с поля боя стали расселяться по хатам. Маскировали свою технику по садам и в кустарнике. В нашу хату с вещами и кружками зашли три немца. Молча разделись, настелили соломы на глиняный пол. Двое легли отдыхать, а один стал щекотать меня. Да так, что я не вытерпел и сказал ему:

- Дурак!

Тогда он чисто по-русски сказал, что пристрелит меня, как щенка. Мать еле уладила этот конфликт.

Оказалось, что его зовут Штрук, двое других - Макс и Фриц. Жили мы мирно. Они делились с нами провиантом, а я для них ходил на кухню за едой. Там помогал поварам, и за это они меня подкармливали, а кое-что удавалось приносить домой. На моем иждивении была больная мать и сестренка 4-х лет. Старших братьев и сестру угнали в Германию.

Так я в 14 лет стал кормильцем.

***

Мария Козьмина:

Готовился рейд в Польшу на Сан и Вислу. Нужно соответствующее снаряжение. Соединение большое, самолетом все необходимое для рейда переправить невозможно. Поэтому переправляли все через линию фронта на волах. В том числе и радистов.

Разведка хорошо сработала, определила, где можно устроить партизанский коридор под Овручем. До Овруча довезли на грузовиках, а затем перегрузили на подводы и волами отправили через линию фронта. Мы везли с собой 4 пушки 76-миллиметровые. Четверо битюгов тянули. Там и госпиталь, и врачи.

Шли пешком. Потому что сильно груженные были возы. Колеса вгрузали в песок по самую ступицу. И так мы переправились.

Много-много подвод шло с оружием, все что нужно для рейда было. И оно нам все пригодилось и даже не хватило. Потом нам сбрасывали в мешках с самолетов.

В рейд вел Вершигора Петр Петрович - "Борода".

***

В. Бондарь:

3 января 1944 года Государственный комитет обороны принял решение о восстановлении химзавода имени Г. И. Петровского. Первая очередь должна была войти в строй в марте с мощностью 10 тонн аммонита в сутки, а вторая к июлю 1944 года с мощностью вдвое больше.

В невероятных трудностях приходилось работать. Отсутствие транспорта, оборудования, необходимых материалов, перебои в обеспечении продовольствием - типичные явления того времени. Но, несмотря на все это, заводчане с огромным энтузиазмом восстанавливали свое родное предприятие.

Слесари, руководимые механиком Павлом Андреевичем Панковым, восстановили паровоз узкой железнодорожной колеи, что дало возможность доставлять грузы в цех № 2.

Энергетики из сохранившихся остатков оборудования смонтировали и ввели в эксплуатацию два паровых котла, электрогенератор, электроподстанцию. Изо дня в день, по крупицам собиралось все, что могло быть использовано для восстановления завода.

На заводе было всего 2 токарно-винторезных станка и один сверлильный. Патронировочных машинок было всего 5, гильзовых автоматов - 1. На протяжении года завод располагал всего 2 автомашинами и одной лошадью. Но велик был энтузиазм трудящихся завода, и, несмотря на огромные трудности, они успешно решали поставленную задачу. План выпуска товарной продукции в 1944 году был выполнен на 129,6 %.

В 1944 году звания фронтовых бригад добилась бригада участка сушки, возглавляемая Свиридовым С. М., выполнявшая сменные нормы на 156 - 167 %, бригада грузчиков Носко И. К., выполнявшая нормы на 150 - 160 %. Патронировщицы Камашина А. С. и Ермоленко В. П. выполняли нормы выработки на 152 %.

***

Из летописи химзавода имени Г. И. Петровского:

Замечателен трудовой подвиг семнадцатилетнего вальцовщика Семена Ивановича Стомина. Парень пришел на завод и сразу же обратил на себя внимание трудолюбием, пытливостью, стремлением улучшить работу. Как только его выдвинули вальцовщиком, Стомин внес предложение доставлять порох из варочного цеха в утепленных мешках, а на месте вальцовки подогревать его до нужной температуры. Все его движения были собранными и четкими. Он тщательно готовил рабочее место, на работу выходил за полчаса до смены. Работа у него, как на конвейере: без перебоев и простоев. За всю войну в смене Стомина не было ни одной вспышки, ни одной травмы, а производительность труда поднялась на 30 %. Опыт Стомина был подхвачен другими вальцовщиками. Красная Армия получила дополнительно миллионы зарядов, а бригада Стомина - сотни писем с благодарностью от фронтовиков.

***

А. Дрюшина:

В Красном Луче открыты детские ясли на шахтах №№ 17/17-бис, 16 им. Кагановича, 16-бис им. "Известий" и "Сталинский забой".

Вновь организована детская консультация и молочная кухня.

***

Мария Козьмина:

Я получала от мамы письма. И не одно.

Когда самолеты прилетали, почту привозили. Представляете, в партизанский отряд привезут тюки писем из Москвы или откуда. Тот получил, читает, а тот не получил и плачет.

***

Иван Бирюков:

В начале 1944 года после госпиталя попал в Западную Белоруссию. Я уже стал автоматчиком. Шли мы на Витебском направлении. Нам помогли "катюши". Они так хорошо постреляют, а потом уже мы идем в атаку.

Погода нас не баловала. То подморозит и пойдет снег, а на другой день идет дождь. Выроешь окоп, как будто сухо, смотришь, через несколько часов в окопе вода. А куда деться, ждешь, хоть бы быстрее была команда вперед, в наступление. Наше командование хотело Витебск взять зимой, но не удалось. Только летом наши полки взяли Витебск. Я не дошел до Витебска километров 9. Отправили в госпиталь в Челябинскую область. Комиссовали из госпиталя по инвалидности.

***

Варвара Чумаченко:

Порог швейной фабрики впервые переступила семнадцатилетней девушкой во время войны. Фабрика помещалась в полуразрушенном здании горсовета. Красный Луч лежал в развалинах. Ходила на фабрику из поселка Хрустальского.

Мы шили военное обмундирование и одежду для раненых. Каждую гимнастерку, плащ-палатку, шинель старались пошить с особой тщательностью. Ведь у каждого на фронте был родной или близкий человек. На фронте были и мои братья Георгий и Александр.

***

А. Тищенко:

Проходя через освобожденные города, мы с болью смотрели на разрушенные заводы, на сожженные села. Но больнее всего было видеть казненных советских людей, замученных и растерзанных народных мстителей. В городах и селах Украины и Белоруссии мы видели виселицы...

За день до нашего прихода в одной деревне фашисты расстреляли 450 человек. Причем предварительно заставили свои жертвы вырыть себе могилу. Жертвы фашистов - старики, женщины, дети...

***

Николай Гладышев:

7 января показательный суд над расхитителями социалистической собственности: бывшим бухгалтером смешанного торга Ковтун, плановиком Дубовецким и кладовщиком Дмитровым - приговорил их к 7, 5, и 2 годам лишения свободы. Эти преступники разворовывали масло, консервы, предназначенные для выдачи рабочим электростанции.

***

Дмитрий Козьмин:

На четвёртом году Великой Отечественной войны в лесах над Бугом, недалеко от Брест-Литовска, партизанский отряд стоял в большом урочище, раскинувшемся на многие километры. Отрядом командовал подполковник Евгений Иванович Мирковский.

Над нашими головами низко прошел немецкий самолет "фокке-вульф". Он летел как-то тяжело, мотор давал перебои. Недалеко от места расположения партизанского отряда он сел. Мы поняли, что враг подбит. Все, кто был свободен в это время, побежали к месту, где приземлился вражеский самолет. Это оказалось совсем близко, на поляне. Самолет цел. Вокруг - никого. Как потом выяснилось, немецкий летчик убежал в лес, но вскоре его поймали партизаны соседнего отряда.

Все мы с интересом стали осматривать фашистский самолет, садились за штурвал, шутили. Самолет имел на вооружении 2 автоматические пушки и пулемет. Кто-то предложил:

- Ребята, давайте заберем пушки. Вот будет здорово - шарахнем по фашистам!

Нашлись специалисты, которые определили причину аварии самолета: перебит бензопровод. В баках обнаружили много бензина.

Задумались, как снять пушки, к ним ведь имелось большое количество боеприпасов. Прошло некоторое время, прежде чем удалось снять обе пушки, ведь инструментов почти никаких. Обе пушки вместе со снарядами переправили в лагерь. Решили их заставить служить партизанам. Разведчик Дмитрин особенно приглядывался к механизмам пушек. Все ходили вокруг и старались помочь "пушкарям", артиллеристам. Каждый вносил свои предложения. Помощников так много, что пришлось их попросить не мешать. Одну пушку пристроили на два обычных колеса, снятых с повозки. Другую уничтожили.

Стала "воздушка" на колеса, к ним пристроили лафет из дерева, его обшили листами алюминия, тоже снятыми с самолета. И вот пушка на ходу. Решили попробовать ее в действии, тем белее, что снарядов предостаточно. Зарядили, приготовились, но выстрела не последовало. Подумали и поняли: пушка ведь автоматическая и стреляла при помощи электротока, идущего от мотора самолета. Ну как тут быть? Какой придумаешь выход? Столько возились, старались, а пушка стрелять не хочет. И механизмы вроде действуют безотказно. Опять для партизан загадка - как беде помочь? И как всегда случается - смекалка выручила. Разведчик Димка стал сверлить в снаряде капсюль. Очень осторожно, медленно, простым буравчиком. Оболочка довольно толстая. Дойдя до взрывчатки, сверло осторожно вынимал. Всем приказывал отойти подальше. Отверстие залили воском. Снаряд готов. Зарядили. Попробовали снова произвести выстрел. Получилось! Вместе с эхом разнеслось партизанское "ура". Вверх полетели шапки:

- Качать пушкарей!

К слову сказать, тот сбитый немецкий самолет тоже пошел на пользу. Из алюминия партизаны изготовили много ложек, мисок, нашлись умельцы и на это. Не один партизан носил за голенищем ложку, в шутку называя ее "подарком Гитлера".

***

Ольга Василевская:

В начале 1944 г. в нашу партизанскую бригаду стал прилетать самолет из Москвы. Он привозил медикаменты и боеприпасы и забирал тяжелораненых, больных и женщин с детьми.

Мне уже стало не так страшно за раненых. Мы сможем их спасти. И не придется их класть на снег, пока партизаны построят землянки.

***

Тараканов:

Комсомольцы Аджарской АССР прислали молодым горнякам Красного Луча три вагона с шахтными инструментами, оборудованием, продуктами. 8 тонн картофеля, десятки тонн различных фруктов, а также теплые вещи делегаты комсомола Аджарии тт. Мурузиди и Сванидзе вручили горнякам.

***

Павел Нагорный:

В январе сорок четвертого после освобождения Кировограда фронт стабилизировался в двадцати пяти километрах западнее города, а наш районный центр все еще оставался у немцев. В каждом доме жили по 5 - 6 немцев.

Однажды утром соседка рассказала, о невероятном событии: к ней приходили наши. Среди ночи они легонько постучали в окно. Немцы приказали хозяйке выйти посмотреть, кто там. Они поняли, что это не свои: немцы стучат не так скромно. И обязательно орут. Постояльцы объяснили хозяйке, что "пух-пух" не будут.

У порога стояли двое в белых маскхалатах. Тихонько поздоровались. Когда сказали, кто они, она не поверила. Они сняли шапки и показали звездочки.

Она расцеловала солдат и сказала, что в хате 4 немца, дети и старушка и что немцы пообещали не стрелять.

Красноармейцы попрощались и ушли.

Один немец спросил хозяйку:

- Матка, там русский зольдат?

- Так.

Он показал на глаза и рот, дав понять, что ни она, ни они ничего не видели, не слышали и не говорили.

Да, это уже были не те немцы из сорок первого года. Они были не только научены, но и проучены. Отпала охота геройски погибать за своего фюрера.

***

Анна Нетудыхатка:

В начале войны в концлагеря людей привозили сотнями, к 1944 году счет пошел на тысячи. Сразу же после прибытия узников стригли, переодевали в полосатые робы с номерным знаком на груди, на ногах - деревянные "чуни". И зимой, и летом одежда одна и та же. Подъем - в три утра, отбой - в одиннадцать. На четверых выдавалась буханка хлеба, непонятно из чего изготовленная, литр супа из брюквы или бурака. Купаться не доводилось, кругом грязь, болезни. Трехъярусные нары забиты людьми. 4 часа сна - и вновь на работу. В основном занимались земляными работами да переносили бревна из одной кучи в другую.

Разум человеческий отказывался понимать, как могут люди совершать подобное. Зверство в данном случае - неподходящее слово. Ибо зверь никогда до этого не додумался бы. Маленькими детьми, оторвав их от матерей, набивали чемоданы и несли к печам. Иногда чемодан раскрывался, и дети выкатывались на землю, посиневшие от крика и слез. А их матери, не выдержав горя, в страшных конвульсиях умирали на колючей проволоке, через которую проходил ток.

Самым страшным для меня оказался первый концлагерь - Освенцим.

***

Николай Гладышев:

Замечательно трудятся восстановители шахты № 5-бис (зав. тов. Голенко). Они досрочно восстанавливают объекты шахты. Из месяца в месяц выполняют и перевыполняют планы угледобычи шахты № 10/10-бис, "Сталинский забой", № 4-бис. Героически трудятся патриоты - восстановители Штеровской электростанции, где парторгом тов. Бархатов. Растет с каждым днем плеяда новых замечательных стахановцев. Их имена - шахтер Иван Кузьминский, бригадир Вера Игнатенкова, электрик т. Вертиев и сотни других славных тружеников.

Скоро Красная Армия очистит от врага родную землю. И могучим эхом, как символ величия и славы прозвучит по всему миру:

"Славься, Отечество наше свободное,

Славы народов надежный оплот!

Знамя советское, знамя народное

Пусть от победы к победе ведет!"

***

В. Якунин:

Белоруссия. Я связной при штабе полка у лейтенанта Игнатенко. Начальник штаба приказал лейтенанту съездить в одну часть, получить там ящик и привезти его в штаб. Задание несложное. Снег хороший. Нашли часть, получили, поехали обратно. Уже темнело. Стали подъезжать, мигнул фонарик. Стоп, у наших фонарики - редкость. Потом слышим окрик: "Хенде хох!" Приехали...

Лейтенант сориентировался быстро. Развернул лошадь, стеганул ее, бросил мне вожжи, а сам за автомат - и по немцам. А они уже по нам палят. Словом, удрали от них. Села здесь часто переходили из рук в руки. Так случилось и в этот раз. Ящик мы, конечно, доставили. Видимо, там были ценные документы, поскольку и лейтенанта, и меня представили к награде.

***

Александр Бесчастный:

Шагает по запыленному большаку маленький человек в старых сапогах, в потрепанном пиджачке, через плечо перекинута холщовая сумка. По дороге встречаются немецкие машины, пешие гитлеровцы, полицаи. Никому из них и в голову не приходит, куда идет четырнадцатилетний деревенский парнишка. А шел я в лес, где укрывались четыре командира Советской Армии, окруженцы.

Я встретил их, когда собирал хворост, и две недели носил им еду. В последний день предупредил этих четырех ребят о том, что готовится облава. На обратном пути сам попал в руки карателей. Избили, бросили в бричку, повезли на станцию. Вагон, битком набитый измученными евреями, военнопленными, отправили в Германию.

В концлагере постоянные унижения, избиения, голод и холод, изнурительный труд. Нужно бежать. Но с кем? Одному по чужой земле не пройти, нужен напарник. Предложил парню из Сибири - Ивану Зорину.

Жандармы нашли, жестоко избили и вновь отправили в лагерь. С первого же дня стал готовиться к новому побегу. На этот раз нас было трое: русский, украинец и белорус. Шли ночами по глухим лесным тропинкам, по заросшим кустарником обочинам, днем прятались в сараях, в стогах. Но снова попались. И снова побои, издевательства. И снова Германия, концлагерь, каторжный труд под присмотром. Хлыст и палка.

***

Василий Бойченко:

Ефрейтор не ведает всех маршрутов бригад и полков корпуса, но он помнит боевой путь своего отделения, взвода. На трех танках с юга обошли город Никополь и устремились на запад. Когда подошли к железнодорожной станции Чертомлын, кончилось горючее. Взвод спешился. А на станции полно фашистов. Завязался бой. Здесь я снова был ранен. Когда выздоровел, попал в 8-ю гвардейскую Армию.

***

Мария Козьмина:

Освободили село, немцы убежали, и хозяева почему-то тоже исчезли. Возможно, прислуживали фашистам. Зашли в одну хату, решили передохнуть, приготовить что-нибудь себе, все ж время походная пища. Стала в печи возиться, смотрю, что-то там серое, круглое. Похоже на мину. Позвали саперов. Разобрались. Мина оказалась вкусной. Это немцам готовили сальтисон. Парни не дали ему пропасть.

***

Н. Спицын:

В начале года в звании старшего сержанта направлен в 239 отдельный ремонтный батальон помощником командира взвода. В боях за Полоцк получил очередное пулевое ранение.

***

Мария Мащенко:

В пути эшелон разбомбили и оставшихся в живых 12 девушек-санитарок передали во 2-ю гвардейскую Таманскую дивизию, в которой я воевала более года - выносила раненых с поля боя.

В январе при взятии Аджимушкая меня ранило - перебило правую руку. Эвакуировали в госпиталь в г. Хоста. После излечения определили 2-ю группу инвалидности.

***

Виктор Малкин:

"17. 01. 44 г. Привет из белорусских лесов! Привет, Катенька, родненькая, прости за долгое молчание, во всем виноваты проклятые фрицы, этот месяц у меня было очень туго с "языками", а сейчас взяли "языка", и у меня есть свободная секундочка, в которую я сел писать тебе письмо.

Живем мы сейчас в замечательном белорусском лесу, в землянке, и мой отдел также помещается в хорошенькой землянке, работать приходится очень много.

Но как бы работа ни "веселила", если бы ты знала, как я скучаю по тебе, как мне хочется увидеть тебя с дочуркой, ведь нашей дочурке пошел второй годик. Из твоих писем я знаю, что крошка начинает ходить и разговаривать. В это время дети бывают самые занятные. В эти годы отец с матерью радуются своему дитю.

Катенька, родненькая, ведь я так далеко от вас, но я, как и ты, радуюсь своему ребенку. Я с гордостью читаю твои письма своим сотрудникам и боевым друзьям, и вместе радуемся. Свою любовь к вам я перевожу в ненависть к немцам, мы бьем и будем бить эту проклятую нечисть..."

***

Иван Смешко:

В начале 1944 года, почувствовав себя достаточно окрепшим, я попросился в армию. Это было нормой поведения наших людей: как можно находиться в тылу, когда идет такая война. И вот, признанный ограниченно годным, я опять в армии.

Трудно передать волнение человека, который возвращается в строй, пусть даже не к тем товарищам, с которыми начинал солдатский путь. Теперь мы шли вперед, но по-прежнему было нелегко.

***

Я. Сударкин:

В январе наша подводная лодка "М-201" (Малютка) получила приказ выйти в море на боевую позицию.

Баренцево море неспокойное, особенно в зимнее время, сильные штормы, морозы, снежные заряды, продолжительная ночь, сполохи северного сияния.

Ночь 19 января осталась в моей памяти как ночь расплаты за злодеяния фашистов. Командир корабля Н. И. Балин направил подлодку в гавань неприятеля следом за немецким сторожевым катером. В гавани - большой транспорт стоял под разгрузкой.

- Торпедную атаку! Аппараты, товсь! Пли! - слова команды прозвучали четко и неожиданно.

Я стоял на сигнальной вахте. Две выпущенные торпеды не попали в цель, но попали в пирс. Мгновенно зарядили вторые аппараты... Транспорт вместе с грузом уничтожили.

Фашисты некоторое время находились в замешательстве, очевидно, думали, что бомбят с самолетов, и мы благополучно вышли из гавани.

Команда "Малютки" четко выполняла свои обязанности, каждый на своем посту знал, что от него зависит наше спасение. Мы знали, что за потерю такого транспорта на нас обрушат все имеющиеся средства уничтожения. Вскоре враги поняли, что это была подлодка. Начали стрелять осветительными снарядами, заговорила береговая батарея, бросились вдогонку катера-охотники с глубинными бомбами, и закипело море. Командир принял единственно правильное решение: спасаться в их же минном поле. Враг боялся взорваться на своих минах. А мы, видно, родились в рубашках. Около четырех часов нас бомбили, но прямого попадания не было. Возвратились с победой на главную базу Северного флота, город Полярный.

***

В. Якунин:

Нам с лейтенантом Игнатенко поручили перевезти из одной землянки раненых. Там были старшина, сапер и медсестра Маша.

Мы подъехали на санях. Вошли в землянку. Я невольно попятился назад. Старшина и сапер убиты...

Медсестренке... Марусе... отрезали... голову...

***

Николай Гладышев:

20 января коллектив Штеровской электроподстанции, где начальником тов. Колесникова, рапортовал о досрочном восстановлении подстанции.

Подстанция пущена в эксплуатацию на три месяца раньше срока и обеспечивает бесперебойно подачу электроэнергии шахтам треста "Донбассантрацит". Все основное оборудование изыскано на месте.

Самоотверженно трудились на ее восстановлении мастер тов. Чуприна, монтер тов. Савченко, а также большую работу проделали по восстановлению трансформатора работники механической мастерской тт. Глущенко, Мищенко и Тарабанов.

***

Мария Козьмина:

Очень берегли рацию. Если падали, то рацию старались держать двумя руками. Сам можешь разбиться, а рацию надо сохранить.

Носили "Белку" через плечо. Бывало всякое. И во время бомбежки бросит тебя неожиданно так, что не успеешь даже сообразить, что падаешь, естественно, и рация ударялась. Потом оказывалось что-нибудь повреждено. Смола трескалась, проводочек какой-нибудь отрывался. Надо ремонтировать. Сеанс связи подходит, чувствуешь, что в воздухе вот-вот будут нестись позывные, включаешь. Если есть время, то заранее все эти проволочки распрямляешь. У меня пальцы были почему-то исколоты. Проволочки не медные, а стальные. В школе нас учили паять на костре, чтобы можно было отремонтировать радиостанцию. У нас сеансы связи были только в дневное время. Ночью на марше.

Нина Янчин:

Блок питания отдельно. В рюкзаке. Сухие батареи. 12 килограммов. Подключаешь радиостанцию к блоку питания и работаешь. А еще для обеспечения питанием применялся "солдат". Это динамо-машина на трех ножках. Вращать ее было тяжело и нам специально выделяли солдата, который носил эту машину и крутил, пока мы передавали и принимали шифровки.

Мария Козьмина:

Одна моя динамо-машина закопана в чехословацком лесу. Я ее закопала, когда нам угрожала опасность.

***

В. Очеретяный:

Коллектив шахты "Сталинский забой" за 20 дней января дал сверх плана более 200 тонн угля. Бригада тов. Касаткина выполняет задание на 130 - 140 процентов. Зарубщик тов. Рябикин дает 135 процентов нормы, а П. Кравченко - по полторы нормы. Зарубщики тт. Попов и Зубенко выполняют сменное задание не ниже 160 процентов. Они замечательные мастера угля.

Вагонщик тов. Семенов каждодневно выполняет свое задание на 170 процентов. В ряды передовых выходят и молодые рабочие, недавно прибывшие с Полтавщины на нашу шахту. Они энергично овладевают шахтерскими квалификациями. Тов. Сидоренко овладел профессией слесаря и теперь работает не хуже старых, кадровых рабочих. Нина Пылых стала лебедчицей. Она уже выполняет норму.

***

Евгений Колесников:

Под Корсунь-Шевченковским был в экипаже моего танка водитель Иван Петренко. Когда мы освобождали Полтавщину, он попросил:

- Командир, когда освободим село Диканьку, подъедем к моей хате, вы пойдете к матери и спросите ее: "А где ваш сын Иван?" Она скажет: "Нет его, видно, погиб..." А вы в ответ ей: "Выйди, мать, к воротам, посмотри, кто в танке сидит".

Обещал я Ивану так и сделать. Да, видно, у войны свои счеты. От разрыва вражеской бомбы погиб мой механик Иван Петренко.

***

Василий Козорезов:

В феврале 1944 г. я был участником разгрома Корсунь-Шевченковской группировки немцев. На окраине села Комаровка наш 220 кавалерийский полк оказался отрезанным от основных сил.

Мы с Апраксимовым Валентином (родом из Краснодарского края) были связными. Командир полка подполковник Вдовиченко приказал нам вывести этих 250-300 человек через лес. Ночью добрались к лесу. У местного жителя расспросили, как лучше вывести людей через немецкую линию. Оборону мы прошли благополучно. Добрались до полка. Все солдаты и командиры находились в окопах, не подозревая о том, что полк отрезан от наших. Мы доложили командиру 4 эскадрона капитану Кожевникову о случившемся.

Это было примерно в два часа ночи. Немец нас обнаружил и открыл шквальный огонь. Тем не менее, нам удалось к утру вывести полк без потерь. В другом бою мой товарищ погиб.

***

Мария Козьмина:

Командир Кульбако говорит:

- Такая обстановка, что сегодня все на лошадях. Будьте готовы.

А я переживаю. Днем страшно, а ночью тем более. Нина села и поехала, а я мучаюсь. Во-первых, залезть не могу. Надо лошадь выбрать. Если хребет у нее, худая, сильно бьет, стучит по тебе, больно ехать. Потом ходить не могу. Подберут не худую, а полную, у нее живот большой, ноги ее не охватывают, чтоб до стремян достать. Это для меня мучительно. А потом снимут с лошади, свалишься на чьи-нибудь руки, а ноги вот так, колесом. Где поставили, там и упал.

Командир говорил:

- Девчата, берегите ноги, чтобы они не были кривые. А то ж еще женихов выбирать.

***

Яков Голубов:

Во время штурма Перекопа в январе меня ранило. С тех пор ничего не знал о своем друге Николае Семеновиче Власкине, так как после госпиталя меня направили в другую часть.

***

Евгений Колесников:

Во время Корсунь-Шевченковской битвы я - командир роты. Мой танк подбит. Из экипажа в живых остался один. Я потерял третий экипаж за время боев в Украине.

***

Голенко:

21 января во второй смене наша шахта № 5-бис начала добычу угля и вступила в строй действующих основных шахт социалистического Донбасса. Пусть наш уголь укрепляет мощь Красной Армии и поможет ускорить разгром гитлеровских захватчиков.

***

Феня Атопина:

Сын полгода учился на танкиста, написал в письме, что едут бить врага - больше ни весточки. Пришла похоронка. Погиб в Винницкой области. А ему 19 лет. Нет у меня сына.

Остался в памяти Анатолий таким, каким ушел, - молодым и сильным.

***

Иван Рябов:

На правом берегу Западной Двины захватили плацдарм, в течение трех суток отражали атаки врага. И когда навели переправы, в прорыв бросили танковые соединения. Враг начал отступать, повисла такая тишина, что, казалось, от нее глохнешь сильнее, чем от канонады. В этот миг с особой силой ощутил радость бытия. Радость от того, что не только выстоял, но и победил. После короткой передышки гвардейцы снова пошли в наступление.

***

Н. Каменская:

Кирпичный завод горкомхоза (директор тов. Бушман) за 2 месяца дал строительным конторам Красного Луча 149 тысяч штук кирпича. Формовщики этого завода тт. Соловьев и Фролова значительно перевыполняют, производственное задание. 200 процентов нормы выработки дают вспомогательные рабочие тт. Ковба и Моисеенко. Коллектив завода обязался в 1945 году дать 500 тысяч штук кирпича.

***

Федор Нагайцев:

Под Бердичевом мы переживали большие трудности, связанные с недостатком воды. Колодец рядом, но на пути к нему - минное поле. В разведку я пошел один. Обезвредил две мины, набрал воды, вернулся. Потом перед нами поставили задачу обезвредить все мины и захватить языка. Ее мы выполнили. Разминировали минное поле и захватили немецкий штаб.

***

Анатолий Коробкин:

Утром 5 февраля 1944 года ворвались в В. Рогачик пересекли поселок поперек. Немцы отступали к Днепру.

Наступаем по степи. Снегу мало, сыро, где-то между В. Рогачиком и Н. Рогачиком остановились в кукурузном поле, кукуруза не убрана. Греемся в немецких землянках. Вместо дров палим початки кукурузы. Два дня вели перестрелку с немцами.

Ночью я стоял на посту у землянки, а чуть дальше в окопе на посту стоял мой одногодка (звали его Петрович). На него вышли два офицера-француза. Он их задержал. Офицеры заявили, что пришли сдаться в плен. За это Петровича наградили орденом Славы.

***

Объявление

Доводится до сведения всех граждан, проживающих на территории города Красный Луч, о том, что комиссия по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками, работу свою продолжает. Необходимо всем гражданам подать заявления на разграбленное, уничтоженное, поврежденное имущество, на угнанных жителей в немецкое рабство, погибших граждан от артиллерийского и воздушного обстрела города, замученных, расстрелянных жандармерией, отрядами "СС" и др. факты ущерба.

Заявления подавать в комиссию, находящуюся по адресу: г. Красный Луч, горсовет, комната № 4.

Гор. комиссия.

***

Николай Столяревский:

"Мама, иду в бой. С каждым днем здесь становлюсь взрослее, все строже гляжу вокруг. Без победы домой не вернусь. Пиши. Жду. Твой сын Николай".

Он не вернулся. Победу добыли в бою его товарищи по оружию, его друзья, побратимы.

***

Иван Рябов:

Гудит военная дорога. День и ночь. Танки, тягачи, автомобили... От их нескончаемого потока порой кружится голова. Взмах флажками - и колонна изменила направление. Еще взмах - и артиллерийская часть движется на юго-запад... Сколько было перекрестков у Великой Отечественной войны! И на каждом - фигура девушки-регулировщицы. Такой мы запомнили однополчанку Раису Злобину.

***

Анатолий Коробкин:

В начале февраля 1944 г. наш сводный батальон (все, что осталось от полка) перебросили южнее на 8 км. Ночью, проделав этот путь, к утру занял исходную позицию. Немецкие окопы и траншеи от нас на расстоянии 60 - 80 метров. Батальоном командовал капитан Федосеев Г. В., замкомбата по строевой части Зорин. Выдали по два диска к автоматам, запас патронов и по четыре лимонки. Поставили задачу батальону: по сигналу ракеты - три красных - без артподготовки забросать немецкие траншеи гранатами, а затем, открыв автоматный огонь, ворваться в траншеи противника. Внезапность сделала свое дело, немцы в панике бегут.

Под утро сильный туман. Сразу же за траншеями захватываем немецкую батарею минометов, повернули и открыли из них огонь по отступающим немцам. Врываемся в землянку. Там висят немецкие офицерские шинели, гитара, на полке сапоги. А у моих сапог подошвы оторвались.

- Переобуйся, - сказал Михайлов.

Наступаем по степи. Начало развидняться. Снаряды рвутся в гуще наступающих. После взрыва виден белый дым, но разрывов не слышим. Немцы стреляют из скирд. Ударили по скирдам из автоматов. Скирды загорелись, слышны стоны и крики раненых немцев. Позади стали рваться реактивные снаряды с "катюш". Чуть не накрыли по ошибке нас. Потом уже далеко впереди запрыгали фонтаны взрывов после залпа "катюш".

Наступаем на Калиновку. Лейтенант идет с трофейной гитарой за плечами. Мне вспомнился фильм "Мы из Кронштадта" - моряк с гитарой.

С левой стороны села Калиновка выскочили несколько танков и танкеток. Левее нас в 400 - 500 метрах немцы отрезали взвод наших бойцов и заворачивают их к селу. Солдаты выскакивают из траншей и попадают под пулеметный огонь танкеток. В одной из траншей был пленный офицер. С приближением танкеток офицера пришлось ликвидировать. Появились наши танки. Началась танковая дуэль. Загорелись несколько танков и танкеток немцев. Подбиты два наших танка. Они горели в 300 метрах от нас. Появился майор Зорин и повернул нашу роту на правую окраину села Калиновка. Мне и молодому солдату Петровичу он сказал, что после боя направит нас в школу младших командиров. Но этого не случилось. В этом бою майор Зорин погиб.

Одно из наших отделений прорвалось к трем скирдами, стоящим в 100 - 150 метрах от села с правой стороны. Немецкий пулемет, установленный на крыше крайнего дома, не давал им продвигаться вперед. Пришлось залечь под скирдами. Мы наступали с полкилометра правее и чуть сзади. Комбат капитан Федосеев послал солдата с приказом, чтобы отделение продолжало наступление на село, но вестовой не добежал до скирд. Убил снайпер. Наступление батальона приостановлено пулеметным огнем с крайних домов села Калиновка.

Комбат Федосеев подозвал меня и приказал пробраться к скирдам, передать приказ отделению наступать. День на закате, снег растаял, грязь, как черти, все вымазаны в этой грязи. Я побежал. Беру навкосяк с расчетом, когда останется до скирд метров 100, повернуть прямо к ним. Бегу по ровному полю, грязь мешает быстро двигаться. Чувствую, что на прицеле у немцев. Меня осыпало трассирующими пулями, а потом услышал пулеметную трескотню. Упал. Лежу, чувствую, что не ранен. Лежу, пусть немцы думают, что убит. Отдышался, успокоился, вскочил, и что было сил, бросился к скирдам. С крыши дома ударил пулемет. Очередью снесен верх скирды. Я упал, не добежав 20 - 30 метров до скирды. Сработал инстинкт самосохранения. Но я уже был в "мертвой зоне", меня прикрывала скирда. Добрался до скирды.

- Ты не ранен? - спросил младший лейтенант. - А это что у тебя?

Я осмотрел свой котелок, который висел на поясе спереди. Он был прошит пулями. Ватные брюки, как ножом разрезаны между ног, но на мне ни одной царапины.

- Ты, солдат, в рубашке родился, - сказал младший лейтенант.

Я остался в отделении. Меня, вероятно, считали погибшим, так как послали еще одного солдата к скирдам, и он был убит снайпером. Мы его вытащили под скирду на плащ-палатке, привязав к плащ-палатке телефонную проволоку.

Когда начало темнеть, ворвались в село Калиновку.

***

М. Георгиевский:

Николаю Столяревскому 18 лет. Он окончил школу, педагогические курсы. Потом работал учителем. В сорок первом ушел добровольцем на фронт.

9 февраля, защищая Ленинград, он погиб. Похоронен в деревне Павшино. Их было всего восемь, восемь молодых бойцов - комсомольцев. Они заняли оборону на окраине города. Против них - 40 немецких автоматчиков.

- Огонь по немецким гадам! - скомандовал старший лейтенант Столяревский. Ни один немец не ушел живым. Сам Столяревский уничтожил 12 фашистов.

Новая атака. Теперь немцев вдвое больше, чем прежде. Кончились патроны. Пошли в ход гранаты. Рядом умирали товарищи. Последним пал Столяревский. Неизвестный поэт тех лет посвятил ему пламенные строки:

Вперед, товарищи!

Пусть жажда мести

Ведет вас в бой.

Сражай

Повідомлень: 107 Щоб спасти Росію,- треба спалить Москву! (Кутузов)

олег

#20 - Ответить/11.03.2012 18:28

 


Подяки: 25 раз

ВОЕННАЯ ПРИСЯГА
СССР

 

    Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников.

    Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству.

    Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.

    Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.

Повідомлень: 1203 Не пили пехота...

Шампань

#21 - Ответить/23.03.2012 08:40

 


Подяки: 12 раз

Мы так давно, мы так давно не отдыхали,
Нам было просто не до отдыха с тобой.
Мы пол Европы по-пластунски пропахали,
А завтра, завтра наконец последний бой.

Припев.
Еще немного, еще чуть-чуть,
       Последний бой - он трудный самый.
А я в Россию, домой хочу -
Я так давно не видел маму.

Четвертый год покоя нет от этих фрицев,
Четвертый год - соленый пот, и кровь рекой.
А мне б в девчоночку хорошую влюбиться,
А мне б до Родины дотронуться рукой.

Припев.

Последний год сойдемся вместе в рукопашной -
Последний раз России сможем послужить,
А за нее и умереть совсем не страшно,
Хоть каждый все-таки надеется дожить.

Припев.

Повідомлень: 107 Щоб спасти Росію,- треба спалить Москву! (Кутузов)

Виктор Запиченко

#22 - Ответить/01.04.2012 13:24

 


Подяки: 44 рази

Мы славим тех, кто не плакал
От боли своей,
Но слез не скрывал
На могилах друзей,
Тех, кто мужчиной был
Не на словах,
Труса не праздновал,
Сидя в кустах,
Тех лучших
Сынов человечества,
Тех, кто на страже Отечества...
 

Повідомлень: 538 Никто, кроме нас!

олег

#23 - Ответить/02.04.2012 21:49

 


Подяки: 25 раз

nonono Супер брате...........

Повідомлень: 1203 Не пили пехота...

Виктор Запиченко

#24 - Ответить/03.04.2012 12:26

 


Подяки: 44 рази

Не помнит о защитниках страна,

Не ожидали забытья ребята,

Хоть к юбилею дали ордена,

Чтят только неизвестного солдата....

Повідомлень: 538 Никто, кроме нас!

Шампань

#25 - Ответить/03.04.2012 22:56

 


Подяки: 12 раз

Обідно що це чиста правда............

Повідомлень: 107 Щоб спасти Росію,- треба спалить Москву! (Кутузов)

Виктор Запиченко

#26 - Ответить/04.04.2012 10:42

 


Подяки: 44 рази

Правда в том, что мы помним...........

Добавлено 7 часов спустя:


Відредаговано: Виктор Запиченко (04.04.2012 18:28, 6 років тому)
Повідомлень: 538 Никто, кроме нас!

олег

#27 - Ответить/04.04.2012 20:34

 


Подяки: 25 раз
#1474 Виктор Запиченко:

Не помнит о защитниках страна,

Не ожидали забытья ребята,

Хоть к юбилею дали ордена,

Чтят только неизвестного солдата....

Добре підмічено, правда коли дали ордена?

Додано 7 місяців потому:

 

ОСТАННІЙ ПОЛІТ... Надрукувати Надіслати електронною поштою
kossa.jpg     Звання Героя Радянського Союзу було найпочеснішим в СРСР. За час існування Союзу його присвоєно 12862 особам, з них 3266 — посмертно.
     По-різному складалися долі Героїв. Не для всіх слава стала ключем до щастя. Сім Героїв-генералів Сталін наказав розстріляти за відступ і поразки у дні війни. По війні позбавлено життя ще трьох — генералів В. І'ордова, Г. Кулика та майора-льотчика М. Косса. Саме про нього — ця розповідь. Найтрагічніша сторінка його біографії написана на Черкащині.
     Михайло Косса народився 20 жовтня 1921 року в родині українських селян у селі Малокатеринівка Комишуватського району Запорізької області. Про небо й літаки мріяв змалку. Після семирічки відвідував аероклуб у Запоріжжі. Пізніше навчався в аероклубі Дніпропетровська. Потім потрапив до знаменитої Качинської військово-авіаційної школи пілотів, яку успішно закінчив у 1941 році.
...Перше хрещення у небі пілот 247-го винищувального авіаполку Михайло Косса отримав 21 травня 1942 року, коли дві ланки літаків Як-1 вилетіли на прикриття військ, що переправлялися через Керченську протоку. Шістка винищувачів напала на 30 німецьких бомбардувальників Ю-88, яких охороняли вісім винищувачів Ме-109. Стрій «мессерів» розладнався, «юнкерси» поспішно скидали бомби в море, аби куди. Тоді сержант Косса збив «юнкерса», 12 липня 1942 року Косса збиває винищувача Ме-109, 18 липня - бомбардувальника Хе- 111, а 20 липня ще одного «хейнкеля».

     Гроза ворожих літаків
     Наприкінці липня 1942 року командування 247-го винищувального авіаполку представило сержанта Михайла Коссу до нагороди. У поданні командир полку про Коссу писав: «Всегда ищет самолеты противника и, встретив их, преследует до полного уничтожения... Среди старых и особенно молодых летчиков пользуется заслуженным деловым авторитетом...».
Та про свою нагороду — орден Червоного Прапора — Косса дізнався аж в кінці січня 1943 року. А причина ось яка. 2 серпня 1942 року при виконанні бойового завдання Косса був збитий, парашут розкрився лише за 70 метрів від землі. Михайла врятувало те, що впав він на солом'яну покрівлю селянської клуні. У селі господарювали німці. Жінка, що знайшла пораненого льотчика, прихистила його у своїй хаті. Коли німці кинулись по дворах шукати радянського пілота, відважна українка сказала, що Михайло — її чоловік.
     У січні 1943 року село звільнили й Косса почав шукати свій полк. Та ним спершу зайнялась контррозвідка. Лише після жорстких перевірок він знову пішов служити в авіацію. Полк, куди прибув сержант 8 лютого 1942 року, став невдовзі гвардійським.
З льотчиками 42-го гвардійського винищувального авіаполку Михайло Косса служив до кінця війни. Відзначився у повітряних боях при обороні Кавказу та визволення Кубані, Тамані, Керчі та Криму. Збивав ворожі літаки у Східній Пруссії та під час наступу на Берлін.

     Що вразило Мислера
     Побратими Михайла відзначали його запальний характер. Але коли пілот був за штурвалом, його бойовий запал вдало поєднувався з високою льотною майстерністю. Він став блискучим майстром висотного бою. Звання аса закріпилося за 22-річним пілотом після того, як Михайло Косса збив відомого аса люфтваффе, гордість Німеччини, героя боїв у Тунісі, знаменитого Г. Мислера. Мислер вистрибнув з підбитого Коссою літака з парашутом. Коли його взяли в полон, просив показати радянського льотчика, який збив його. І коли перед очима збитого аса постав Михайло, розпачу Мислера не було меж:
     — О, мій Боже! Який молодий, який юний...

     Парад Перемоги
     Останні дні війни Косса провів у повітряних боях північніше Берліна. Свого останнього «фокера» збив 1 травня 1945 року. А 24 червня гвардії капітан Михайло Косса, 23-літній льотчик, крокував Красною площею в Москві на Параді Перемоги, в складі зведеного полку Другого Білоруського фронту.
     В останні дні війни командування надіслало до Москви документи для присвоєння Михайлові Коссі звання Героя. У нагородному листі зазначалося: «Провел 113 воздушных боев, в большинстве случаев с превосходящими силами противника, при этом сбил лично 15 немецких самолетов, из них 8 бомбардировщиков и 7 истребителей. Кроме того, в составе группы сбил 4 и лично подбил 4 самолета противника».
     Та Москва не поспішала. Її насторожувало, що льотчик був збитий і перебував на окупованій території. Аж 15 травня 1946 року Михайлові Іллічу Коссі було присвоєно звання Героя з врученням ордена Леніна та медалі «Золота Зірка» (№8100).
Командир ескадрильї М. Косса навчається в Краснодарській вищій офіцерській школі штурманів Військово-повітряних сил, яку успішно закінчує 1949 року. Тоді в СРСР знову почався пошук ворогів серед тих, хто хоч день-тиждень перебував на окупованій території. Беріївські нишпорки взяли під приціл Коссу. Про його подвиги у небі не згадували. На партзборах почалися «проробки», приниження. Після навчання він сподівався на перспективну службу. Однак у травні 1949 року майора Коссу, який до цього командував ескадрильєю (16—18 літаків), призначають командиром авіаланки (чотири літаки). І то не в бойову частину, а в периферійний навчальний центр Добровільного товариства сприяння авіації (ДТСАВ), у селі Ротмистрівка тодішньої Київської області. Це — крах військової кар'єри молодого Героя.
     У травні 1949 року він прибув із родиною у Ротмистрівку, що тоді була центром невеликого району. Неважко уявити, яким контрастом стала служба майора Косси в цьому селі після Краснодара, Москви, Києва. Сім'я Коссів наймала помешкання у місцевого жителя Івана Самсонова. У душі Михайла ятрилася образа: чому з ним вчинили так несправедливо? До того додалися клопоти побутові — де і як жити далі, де зимувати з малою дитиною.

     Останній політ
     Він дедалі частіше гасив душевний біль алкоголем. А багато хто був радий перехилити чарчину з асом-винищувачем, Героєм Радянського Союзу. І майор Косса не цурався компанії. Молода дружина не розуміла його морального стану. Між ними почалися сварки. Одна з них сталася й 22 вересня, коли Михайло напідпитку з'явився додому. Ось як про це 23 вересня на допиті пояснювала слідчому дружина Михайла, Анастасія: «Косса систематически пьянствовал... 22 сентября он также был випивши, а на мое замечание, «что нехорошо делает» заявил: «Ты все обижаешься и вечно мной недовольна. Ну, запомни сегодняшнее число...» После этого Косса выпил еще вина, поцеловал дочь, заплакал и начал надевать новое обмундирование. Я его уговаривала и не отпускала из дому, но он меня оттолкнул, взял с етажерки топографическую карту и уехал на аэродром».
     22 вересня 1949 року майор Косса злетів із Ротмистрівського аеродрому на літаку Як-9Т, що належав аероклубові, і полетів на захід. Коли закінчувалося пальне, приземлився за Чернівецькою областю на румунському аеродромі біля Сучави. Там пояснив, що переслідував літака-порушника й заблукав. Просив дати трохи бензину, щоб долетіти назад.
     Румуни передали Косса радянській стороні. 24 вересня гвардії майора заарештували органи МДБ і порушили кримінальну справу зі звинуваченням у зраді Батьківщини. Мовляв, хотів утекти на бойовому літаку в Туреччину, щоб там передати військовій розвідці США або Англії таємні дані про радянську авіацію. Але через брак пального приземлився не в Туреччині, а в Сучаві. Пригадали Коссі й вимушене перебування на окупованій території. Слідчі органи держбезпеки взялися ліпити з нього образ зрадника й шпигуна. Коссі вперто приписувалася спроба втечі в Туреччину. Сам Косса так розповідав слідчому: «Уходя от жены, я имел в виду пойти на аэродром, сесть в самолет и улететь... Куда, сам не знал... Во время полета протрезвился, приземлился в Сучаве, чтобы дозаправиться и немедленно возвращаться. Но было уже поздно...»
     Додамо, що літак Як-9Т, на якому майор Косса полетів із Ротмистрівки в Румунію, в 1949 році вже давно не був новинкою авіації, ще в грудні 1948 року припинили виробництво винищувачів марки Як. На зміну їм прийшла реактивна техніка.
...Слідство в справі Косси тривало недовго. Але суду все не було. Здавалося, чомусь зволікають. Річ у тім, що в СРСР із 1947 року було скасовано смертну кару. А Михайла Коссу надійшла команда із Кремля засудити до розстрілу. 12 січня 1950 року
Президія Верховної Ради СРСР видала указ «Про застосування смертної кари до зрадників Батьківщини, шпигунів, підривників-диверсантів». Льотчику судилося бути першим, кого позбавлять життя після майже трирічної паузи в роботі розстрільних команд...
20 квітня 1950 року Військова Колегія Верховного Суду СРСР на закритому судовому засіданні у Москві розглянула справу. Вирок: «Косса Михаила Ильича лишить воинского звания майора и подвергнуть ... расстрелу, с конфискацией всего имущества... Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».
     Розстріляли 28-річного Героя того самого дня, 20 квітня 1950 року. Звання Героя позбавили аж 7 лютого 1951 року. Де могила — невідомо. Орієнтовно це Донський цвинтар у Москві.

     Ніхто не забутий?
     Аж 1 червня 1966 року Пленум Верховного Суду СРСР скасував смертний вирок і припинив справу за відсутністю складу злочину, вказавши, що «нарушение Правил полетов, выразившееся в самовольном поднятии в воздух на учебном самолете, Косса совершил в нетрезвом состоянии в результате недисциплинированности». Колишнього гвардії майора Коссу Михайла Ілліча було посмертно реабілітовано. Звання Героя також повернули посмертно.
     Нині у Ротмистрівці, великому селі поблизу Сміли, майже ніщо не нагадує про те, що колись тут піднімалися в небо літаки. Хіба що бетонна злітна смуга та скульптура невідомого пілота, що самотньо стоїть у зарослому травою сільському парку. Ні у школі, ні в бібліотеці, ні у сільраді немає жодної згадки про відчайдушного пілота, людину трагічної долі Михайла Коссу. Ніби він і не жив на цій землі. Ніби не бився у пекельному небі заради миру і спокою у кожному домі.
Василь МАРЧЕНКО, Лідія ТИТАРЕНКО.
Черкаська область. На знімку: Михайло Косса.
Фото з військового архіву.
P. S. Автори висловлюють вдячність за надані консультації та допомогу в підготовці цього матеріалу полковникові Ростиславу Головачу, начальнику відділу оборонного планування — заступникові начальника штабу повітряного командування «Центр» Збройних Сил України та полковникові Борису Даценку, колишньому командиру Золотоніського зенітно-ракетного полку Повітряних сил Збройних Сил України.

 

Додано 1 рік потому:

РОВЕНЧАНКА ЧЕРЕЗ 70 ЛЕТ НАШЛА МОГИЛУ ОТЦА В ДАЛЕКОЙ ФИНЛЯНДИИ Надрукувати Надіслати електронною поштою
12860816.jpgПрах погибшего в Зимней войне украинца покоится в городке Кухма.
80-летняя Раиса Сорочинская из Ровно последний раз видела отца, когда он уходил на фронт, на советско-финскую войну. Раечке тогда было семь. Николай Иванович Сорочинский погиб, а его старшая дочь почти всю свою сознательную жизнь пыталась отыскать его могилу. И лишь недавно ей улыбнулась удача.
- Дело сдвинулось с мертвой точки, когда к поискам подключились мой сын с невесткой, - рассказывает Раиса Николаевна. - Втайне от меня (чтоб не расстраивать, если вдруг ничего не получится) дети написали письмо военному атташе в Финляндию. Ведь знали из моих рассказов, что последнее письмо их деда пришло именно оттуда. 
Удивительно, но ответ пришел. Выяснилось, что Николай Сорочинский погиб в битве возле озера Сауна-ярви. Это подтвердили не только документы, найденные в архивах, но и старожилы той местности, которые помнят ту страшную битву.
- Из Финляндии прислали не только несколько страниц с описанием места захоронения моего отца, но и подробную хронологию боя, - продолжает  пенсионерка. - А еще в письме было фото могилы в городке Кухма. Знаете, меня очень растрогало, что совсем чужие нам люди, так называемые враги Советского Союза, поставили монумент и часовенку на месте гибели сотни воинов. Это фото - единственное, что хоть каким-то образом напоминает об отце. Больше снимков в память о нем не сохранилось.
 - Папе, когда он уходил на войну, было 33 года, а мне семь. Он обнял нас и побежал к машине, которая за ним приехала. На прощание сказал маме: "Береги детей". 
12860815.jpg

Конверты-треугольники приходили от Николая хоть и редко, но регулярно. Ничего особенного в письмах не было - рассказывал, что служит связистом, описывал погоду…
- Мы догадывались, что ему просто не позволяют делиться новостями о войне, - вздыхает Раиса Николаевна.- Уже потом мы узнали, что наши солдаты воевали в тех же легких шинелях, в которых и приехали - и это в сорокаградусный мороз! Были проблемы и с продовольствием. На несколько дней каждому выдавали буханку хлеба, которая на морозе моментально каменела.  
Потом получили похоронку. На листочке было две записи: одна - "Пропал без вести" - перечеркнута, а рядом - "Погиб от ран".
- Долгие годы я пыталась найти могилу отца, расспрашивала знакомых, чьи близкие участвовали в Зимней войне или же просто могли что-то мне посоветовать. Увы, безрезультатно, - рассказывает пенсионерка.  - И вот, наконец, это письмо из Финляндии. Вы и представить себе не можете, какую радость и тоску я испытала! Понимала, что отец не выбрался живым из той мясорубки, но все-таки надеялась: а вдруг? Теперь я спокойна, что папа не канул в Лету и похоронен по-человечески. Жаль только, не смогу навестить могилку - возраст не позволяет. 
 
СПРАВКА "КП"
Советско-финская война 1939-1940 гг. (или Зимняя война) - один из наиболее значимых и масштабных эпизодов Второй мировой войны. Продолжавшиеся 105 дней бои были чрезвычайно кровопролитными и напряженными. Советская сторона потеряла убитыми и пропавшими без вести более 126000 человек, раненными и контуженными - 246000. Финны - 67 тысяч.  
- Нельзя однозначно назвать победителя в этой войне, - рассказал "КП" доктор политических наук, профессор, декан факультета политических наук Черноморского государственного университета им. Петра Могилы Александр Шевчук. - Если говорить о территориальных достижениях, то победил Советский Союз, так как его официально объявленные претензии были удовлетворены. Однако при этом именно СССР со своей неподготовленной к боям армией понес значительные потери как в демографической, так и в экономической сфере. К слову, советско-финская война стала своеобразной "пробой пера" для Сталина в расширении своих сфер влияния в Европе. 

 


Відредаговано: олег (27.11.2013 23:07, 5 років тому)
Повідомлень: 1203 Не пили пехота...

<<<12